Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

...о нём же

«Обнимая стебель я отдалась сну. Растение уходило высоко вверх и его длинные узкие листья свешивались в мягкую пустоту, образуя арочный фонтан грез. Пить растение было приятно до невозможности, благо оно было неупиваемо и благосклонно относилось к подобным мне недосущностям. Я поежилась. Комнатка вечера трогала своими бархатными прохладными кисточками и тем сильнее я прижалась к кормящему и защищающему великану. Я и раньше путешествовала в истины сочных стеблей, и они по-разному принимали мою сиюминутность, одаривая хлопковым и хлопотным видением. Но не в это раз. «Как низко я пала», — подумала я, и продолжила падать. И тут я услышала пение. Такое  пение обычно охватывает самых безнадежных и тупых авторицинсок, рискующих поменять уют вечерней прохлады на сомнения сущностных жажд. Откуда взялись априорные рассуждения, равно как странная струна мелодии я, может быть пойму —  не сейчас — позже. Все  надо когда-нибудь понимать, особенно если хочется испить. А где это лучше всего сделать, если не на подлете к очередной станции сокозаправки?   Проверив еще раз хватку, я стала искать источник протяжной и не очень-то расположенной ко мне ноты. Им оказался обыкновенный столбец зи-уровня серфоборды метаклининговых представлений о w-чашечке с подарочным питьём. Захотелось припасть и вознамериться на более глубокое чувство, но дальние дали стали высветляться и серфоборда потащила меня на выход, растягивая и утончая и без того тонкие  ручки, вцепившиеся в борта чашки. Конан-брайль так и нашел меня, погруженной в раздумья о дне грядущем и во вкус происходящего. «Что же ты хочешь, Понява-сан?» — спросил он, пристраиваясь на соседнем пеньке и устремив мечтательный взор в сторону моих неудач. И я сказала о том, как хорошо бывает идти утром по тропинке в никуда, жуя травинку, наслаждаясь дорожной пыльцой, вспоминая  напутственные речи добрых друзей. Хоровод ошибочных гештальтов подхватил беднягу, увеличивая кучу-малу до, одному ему понятной части вселенной, и увлек за собой в дебри трансперсональных цветовых пятен. А я осталась, а я привыкла. Такая малость —  карета с тыквой. Коснется — таю, не понимая. «Что делать?», — вою. Я привыкаю.» 

Collapse )

бурлеска.

Сегодня читала про снафф.  Почти что анекдот. Занятно только, про кого это сказано — про дочку библиофила или что-то вроде этого? Получается, про одного человека, а о ком — непонятно. И самое главное, ее совесть всегда была чиста. Перед кем?  Перед папой Александром? А почему он должен перед этим хотя бы стесняться того, во что эта совесть одета, Сережа? Перед кем ей еще быть чиста? От такого открытия, Сережа, ты готов на себя рассердиться. Согласен?  Ну а если я сейчас попытаюсь тебя поцеловать… А? Запросто! Чувствуешь, как твой язычок несется сквозь мои зубы? Это будет очень романтично. Хорошо? Только мне нужно чуть-чуть подождать с поцелуем. А то я хочу — так хочу. 

Collapse )